Слово Суинбике

Прямая речь Казахстан

Слово Суинбике

17 мая, 2019 год

Алматы, Казахстан

Суинбике Сулейменова-Базаргалиева — художница, кинооператор, экологическая активистка. Автор ряда арт-работ, участница отечественных и международных выставок современного искусства, автор документальных кино- и видео-работ. 

21 апреля Суинбике Сулейменова с операторами Айгуль Нурбулатовой и Айдосом Нурбулатовым зафиксировали на Алматинском марафоне флешмоб экологических активистов Асии Тулесовой и Бейбарыса Толымбекова, которые растянули плакат со словами «От правды не убежишь» и хэштегами #AdilSailayUshin («За честные выборы») и #уМеняЕстьВыбор. Активисты и операторы были задержаны полицией в тот же день, им были предъявлены обвинения в нарушении общественного порядка по статье 488 Кодекса об административных правонарушениях. Суд первой инстанции признал активистов виновными и приговорил их к 15 суткам ареста. Операторы также были признаны виновными и оштрафованы на 20 МРП.

16 мая, в ходе рассмотрения апелляционной жалобы, художница Суинбике Сулейменова произнесла публичную речь. В своей речи она рассказала о своем отношении к Алматинскому марафону и арестованным активистам, напомнила о законах композиции и первом казахском документалисте Искандере Тынышпаеве, а также задала несколько вопросов судье, не получив ни одного ответа.

 


«Меня зовут Суинбике. Я пришла сюда, в этот суд, обратиться с обжалованием решения суда первой инстанции не столько лично от себя и в свою защиту, а сколько в защиту свободы искать, получать, распространять любую не представляющую угрозу информацию, а также в защиту справедливости. 

Суд первой инстанции не cмог доказать противоправности моих действий и действий моих коллег (Айгуль Нурболатова и Айдос Нурболатов — Å). В чем моя вина?! В том, что я оказалась свидетелем демонстрации баннера со словами «От правды не убежишь»? Это противозаконно? Оказаться на месте демонстрации баннера c видеокамерой противозаконно? Все, что могли сказать предыдущие суды, — что на демонстрацию баннера у Аси и Бейбарыса не было разрешения акимата. На что именно Асе и Бейбарысу нужно было получать разрешение? На свободу слова? В каком участии в какой акции меня и двух других операторов признали виновными? Осталось неясным! В этот суд я пришла за ответом на все эти вопросы. И за тем, чтобы суд все-таки разъяснил, как может свобода выражения, а также свобода получения и распространения информации, в чем и заключается суть операторской работы, быть реализована с разрешения акимата. 

Для меня осталось загадкой, в чем меня и моих коллег здесь обвиняют. Я прошу заметить, что это не только суть операторской работы: право на свободу самовыражения, получение, поиск и распространение информации и идей — это не только право, но и долг. Прошу вспомнить первого документалиста, одного из основателей «Казахфильма», Искандера Тынышпаева и его слова: «Оператор в ответе за прошлое и настоящее»…

 


Искандер Тынышпаев (1909–1995) — первый профессиональный кинооператор и основатель кино-документальной школы Казахстана. После окончания операторского факультета Всесоюзного государственного института кино был репрессирован и провел 10 лет в заключении в ГУЛАГе. После заключения вернулся в Казахстан и в течение более сорока лет работал ведущим кинооператором киностудии «Казахфильм» и студии «Казахтелефильм». Снял несколько десятков игровых и документальных фильмов. Оказал значительное влияние на развитие казахстанской кинооператорской школы и развитие документалистики. 


 

В суде первой инстанции я говорила о том, что я художник. Мне кажется, суть суд не понял. Потому что я современный художник, я использую видео как форму, как средство выражения, так же как и новые технологии, поэтому это право прямо связано с моей жизнедеятельностью. И когда я пришла, когда я решила пойти на марафон, мое решение снимать марафон было основано на том, что люди участвующие в марафоне — это люди, заинтересованные в саморазвитии, это люди, которым не безразлична жизнь, и это само по себе красиво.

Я стояла на другой (от Аси и Бейбарыса — Å) стороне дороги. Почему я стояла именно там? Потому что как художнику, как оператору мне показалось, что это будет самый оптимальный и самый оригинальный ракурс, который я могу использовать. Один из главных принципов построения композиции в визуальном искусстве — это контраст. Когда я увидела баннер… Ну разве это не замечательный контраст: бегущие марафонцы и баннер с надписью «От правды НЕ убежишь»!? Так вот, в моем случае с моего ракурса получилась очень хорошая композиция. 

Да, я знакома с Асей… и когда мой статус свидетеля поменялся на осужденную, единственным доводом сотрудников полиции было то, что я знакома с Асей. Я не понимаю что это такое, для меня это не довод, и это только подтверждает политическую составляющую этого постановления. То есть вы сами хотите ввязать нас в какую-то политику… Никакой политической составляющей в баннере не было.

Все, что произошло, весь этот резонанс… все эти три миллиона людей, поддерживающих Асю и Бейбарыса… люди, вышедшие более чем в тридцати городах мира, которые поддержали Асю и Бейбарыса и не были арестованы за выход с таким же баннером, потому что они находились в других городах! В других странах! В настоящих демократиях!

 


Перфомансы и акции солидарности с задержанными активистами прошли без задержаний в Берлине, Лондоне, Милане, Праге, Лос-Анджелесе, Будапеште, Нью-Йорке и других городах, находящихся за пределами Казахстана. Акции солидарности и последующие флешмобы с баннерами и плакатами в Астане, Алматы и Уральске закончились задержаниями арт-активистов полицией. Широкий международный резонанс вызвали задержания казахстанских граждан с пустым плакатом в Уральске, а также с «невидимым» плакатом в Астане.


 

Вы создаете впечатление, что мы живем в совершенно разных мирах, параллельных мирах… Вы и народ разделены так сильно! Мне это очень не нравится…

Я в положении (Суинбике находится на четвертом месяце беременности — Å)… и пользуясь этим положением, я хочу сказать: я с этими матерями, я с этими многодетными матерями, я с женщинами Казахстана, я с экологическими активистами! Я поддерживаю все ущемленные группы, которых очень много… Прошу обратить внимание: вашими постановлениями, вашими судебными процессами, вашими руками вы разделяете и увеличиваете пропасть между нами. Пока всё...»

 

 

Конец речи Суинбике Сулейменовой присутствовавшие в зале встретили аплодисментами.

Апелляционная жалоба Суинбике Сулейменовой-Базаргалиевой была оставлена судьей без удовлетворения. В момент оглашения судьей приговора подавляющая часть людей, присутствовавших в судебном зале, заклеили себе рты скотчем с надписью «Ұят» (в переводе с казахского — «стыд», «позор») в знак протеста против решения судьи и в качестве солидарности с Суинбике Сулейменовой. Большую часть аудитории в судебном зале составили экологические и гражданские активисты, художники, правозащитники, кинематографисты, дизайнеры, независимые журналисты, представительницы феминистского движения. Также на суд пришли ранее задержанные активисты: экологический активист Бейбарыс Толымбеков, художник Роман Захаров, а также кинооператор Айгуль Нурболатова

Фото: Малика Ауталипова

Гражданский перформанс «Ұят» стал одним из самых массовых примеров арт-акционизма и солидарности творческой молодежи в истории Казахстана и Центральной Азии.

Опубликовано: 17 мая, 2019 год