Трое из ololo
Фотографии: ololo, Малика Ауталипова, Тимур Нусимбеков, Жанарбек Аманкулов

25 ноября, 2019 год

Бишкек, Кыргызстан

Айнура Аманалиева, Атай Садыбакасов и Данияр Аманалиев — основатели ololo, уникальной группы компаний, которая меняет культурный, деловой и креативный ландшафт не только в Кыргызской Республике, но и во всей Центральной Азии. ÅDÅMÅDÅR/CA отправились в столицу Кыргызстана и побеседовали с тремя бишкекчанами, которые создали нечто прекрасное, масштабное и не имеющее прецедента в целом регионе.

Атай Садыбакасов, Айнура Аманалиева, Данияр Аманалиев

ИДЕЯ

Айнура Аманалиева, со-основатель:

«Всё началось с того, что Данияр принял решение оставить компанию, которую возглавлял более 10 лет, — это один из крупнейших туроператоров Центральной Азии с большим количеством сотрудников и жесткой корпоративной дисциплиной. После увольнения он не знал, что его ждет впереди и взял месячный тайм-аут. 

Сначала поехал повидаться с сестрой во Францию. Наверное, это и стало отправной точкой, ведь тогда он впервые за долгое время делал что-то для себя. Проводил время с детьми, просто гулял. Просто смотрел на то, что происходит вокруг, не думая о стратегиях, планах и ежедневных задачах. Вернувшись, Данияр решил посвятить время своему развитию и заняться тем, до чего прежде просто не доходили руки — курсы фортепиано. Обучением занималась Вика Юртаева — человек, мечтавший построить школу, где детей обучали бы любить музыку по-настоящему. Ведь все мы знаем и помним советские методы обучения — через крик, насилие и давление. И никто почему-то не задумывался, что можно всё делать как-то иначе. А Данияр задумался и поверил. Это был первый шаг к ololo.

Мы сторонники lean startup, поэтому начали осваивать идею малыми ресурсами. Всё началось как эксперимент: выживет или нет. Запустили курсы для взрослых и в ответ от знакомых слышали: «Вы что сдурели? Кто будет строить бизнес на уроках музыки?!». В ответ на эти доводы в феврале 2016 года мы зарегистрировали компанию...»

Айнура Аманалиева

 На данный момент ololo —это группа компаний, где работает более 50 человек, помимо двух арт-студий в управлении команды находится сеть из пяти коворкингов в Бишкеке и городе Ош, крупный бизнес-центр, стартап-инкубатор, а в ближайшее время в ololo приступят к реализации крупного проекта на Иссык-Куле. Помимо этого компания развивает направление ивентов — только за прошлый год их состоялось более 500, а количество гостей составило более 15 000 человек.


ololoErkindik

 

ololo

Атай Садыбакасов, со-основатель:

«Самый распространенный вопрос: а почему ololo? У нас есть друг — Асан Ботбаев, это креативный человек с весьма нестандартным мышлением, у него есть такая особенность — придумывать дурацкие названия, которые каким-то образом приживаются. Например, «Енот», «Молоко» или kuragami. 

Мы думали над названием нашего бренда. Во время брейнсторма звучали названия: «Крещендо», «Гамма», «Маэстро», «Ария» и всё в таком духе. А Асан говорит: «Давайте ololo?». Все посмеялись, но через два дня почувствовали, как это просто, универсально и легко. Только разве что японцы произносят как ororo».


Данияр Аманалиев, со-основатель:

«Асан придумал название, а мы додумали его смысл. Идея ololo такая: слово не значит ничего, но все ассоциации — позитивные. Если спросить человека: это веселое или грустное, позитивное или негативное, острое или круглое и так далее — выбор всегда будет в сторону положительных эмоций. 

Это похоже на искусство. Как человек рациональный, глядя на картину, я всегда задавался вопросом: что пытался сказать автор, какой в этом смысл? После мне объяснили, что если это трогает меня и задевает мои чувства, в этом и содержится смысл, это и есть искусство. Оно совсем необязательно должно задевать позитивно, оно просто может трогать струны твоей души. ololo — точно такая же штука. Все задают этот вопрос: что такое ololo? Быстро запоминают, быстро друг другу пересказывают. Очень вирусная, прилипчивая штука, которая вызывает эмоции.

Потом Атай придумал логотип: буквально пальцем нарисовал его на телефоне. Наш алматинский друг Даурен Тулеев, эксперт в маркетинге, подсказал, что круги — классные фигуры, которые нужно использовать в логотипе. Мы взяли вариант Атая за основу и немного модифицировали. Логотип очень неформальный, он может по-разному писаться, но принцип всегда один: это пять кругов, два из которых повернуты».

ololoOrmonKhan

 

МИССИЯ

Данияр:

«Мы хотели создать абсолютно несерьёзную компанию с очень серьезной внутренней идеей, которая бы разбивала опасные стереотипы. 

Например, для меня очень важно было создать в компании особую, очень либеральную, но при этом эффективную корпоративную культуру. У нас в Кыргызстане корпоративной культурой мало интересуются, не понимают, в чем ее значимость, и в принципе приемлют только один вариант корпоративной культуры — диктаторский, все остальное воспринимается как анархия. 

Меньше страхов, больше любви

Когда нас спросили, в чем наша миссия, мы пришли к простой формулировке: чтобы было меньше страхов, больше любви. Потому что беда нашего общества — и, мне кажется, это относится ко всем постсоветским странам — в том, что здесь все пронизано страхом. Люди боятся делать то, что хотят, боятся быть самими собой, боятся просто заглянуть вглубь себя и найти там свой путь.

Мы просто пытаемся призвать людей делать то, что они любят: наслаждаться, искать, пробовать, не бояться. У нас есть много крутых примеров, когда люди в пятьдесят лет приходят к нам учиться петь, а после даже выступают на наших концертах. И такие истории очень нас вдохновляют».

 

КОМЬЮНИТИ

Данияр:

«Первая наша студия расположена в историческом месте — прямо над аркой в старом доме на Эркиндике. Очень красивое место, вдохновляющее. Там снимался фильм — «Красное яблоко» по мотивам повести Чингиза Айтматова.

Весь ololo начинался с 10 тысяч сомов (~$145). Идея была в том, чтобы с минимальным бюджетом создать академию искусств №1 в Центральной Азии и показать пример: если вы хотите что-то делать, не ждите, пока накопится 20–30 тысяч долларов, а просто идите и сделайте. Какой бы большой ни была идея, ты можешь начинать с мизерных ресурсов.

У нас не было подробного бизнес-плана или финансового планирования. Мы просто решили не тратиться ни на что, без чего вообще невозможно жить, и ставили себе очень простые цели. Когда мы запустились, в течение первого месяца у нас была цель — 30 клиентов. По факту в конце марта было уже 66. Пространство переполнилось. Бывали случаи, когда одновременно во всех комнатах шли занятия, а мы сами обзванивали клиентов, сидя на ступеньках в подъезде.

Мы задумались о дополнительном пространстве, и нам предложили взять в управление старый детский сад. Там мы придумали идею коворкинга: здание было слишком большим для студии, и нам захотелось собрать под одной крышей интересных людей и проекты.

Мы создали комьюнити, где все друг другу нравились

На первом этаже у нас был музей науки для детей, детский сад на час и наша студия. На втором этаже мы стали проводить мероприятия и запустили коворкинг. Мы сознательно фильтровали клиентов. Если к нам приходили из традиционного бизнеса, мы называли неприемлемо завышенную цену, чтобы они отказывались. В итоге мы создали комьюнити, где все друг другу нравились, что создавало особую атмосферу.

В какой-то момент мы были вынуждены срочно искать новое место и перебрались в бизнес-центр. Нам буквально говорили: «У нас солидный бизнес-центр, а эти ваши айтишники, программисты и дизайнеры будут здесь в шортах ходить». Мы объясняли, что мир меняется, что вот эти люди в шортах — это сейчас и есть главные клиенты во всем мире, они самые перспективные и будут самыми успешными.

В итоге собственников заинтересовало наше видение, и мы сошлись на том, что берем в управление всё здание. Так, помимо студии и коворкинга, у нас появилось направление property management. Сейчас этот бизнес-центр — лучший в Бишкеке по соотношению цена-качество и по атмосфере для работы, потому что мы создали здесь классную инфраструктуру и собрали очень интересные компании. Это все нормальные международные стандарты, но в Бишкеке все строят бизнес-центры по принципу «лишь бы сдать каждый квадратный сантиметр». Как оказалось, наш подход и в Бишкеке эффективнее: сейчас Victory — единственный бизнес-центр в Бишкеке, со среднегодовой загрузкой более 95%. 

Мы всегда открыты возможностям, и мы не сдаемся, когда возникают какие-либо трудности, потому что из них рождаются классные решения. Так мы встретили людей, которые доверили нам в управление пространство подвального и первого этажей в жилом доме, где мы открыли наш второй коворкинг ololoManas — он расположен на проспекте Манаса. Это наше самое тихое и ламповое пространство из всех существующих. 

Следом — жилой дом, на первом этаже которого мы открыли ololoErkindik. Наверное, это стало любимым местом как команды, так и гостей, потому что и планировкой, и строительством занимались мы сами, под чутким руководством и командованием Атая. Здесь его таланты архитектора и дизайнера раскрылись сполна: ресепшн, парящий в воздухе, национальные шырдаки на потолках, создающие иллюзию ковров-самолетов и выполняющие функцию звукопоглощения — всё это вперемешку со стилем лофт. В общем, это пространство, по сути, стало отражением того, какими мы хотим быть и какая атмосфера должна наполнять наши пространства. 

Атай Садыбакасов

После этого мы обсуждали и разрабатывали множество идей: от отказа работы арт-студии до открытия пространства на 13 000 кв. метров. Нам предлагали работать с объектами по всему городу, показывали старый завод в Питере, велись переговоры об открытии ololo в Душанбе. Сейчас мы готовимся взять в управление один из крупнейших пансионатов на Иссык-Куле. Там мы будем тестировать идею всесезонного пространства для работы, спорта, реабилитации, отдыха и проживания. На каждом этапе мы проводили множество встреч и переговоров, многие из которых занимали по несколько месяцев. Но не было ни одного дня, чтобы команда опускала руки или отказывалась продолжать верить в наши амбициозные идеи.

Кофейня Hygge в ololoOrmonKhan

 

На самом деле, из наших идей и переговоров не более 10% претворяются в жизнь. В 90% случаев мы проваливаемся, переворачиваем страницу и продолжаем читать дальше. Так что все просто: чтобы поддерживать такую высокую скорость развития, мы делаем очень много попыток, а каждая неудача нас чему-то учит.

 

 

Буквально в октябре состоялось открытие нашего самого большого пространства в два этажа в Южных микрорайонах Бишкека. Это 1 400 кв. метров с полноценной фудзоной, рестораном, и ко-гарденингом. Сейчас это наш лучший коворкинг с точки зрения работы над пространством, дизайном и реализованных идей. Снова комплименты в адрес Атая. Думаем, только он смог бы реализовать что-то похожее и смелое. Здесь же мы открыли вторую арт-студию и очень счастливы, что нам удается внедрять причину нашего появления в историю компании».

Данияр Аманалиев

Атай:

«У нас в коворкинге работают очень разные люди. Есть программисты, архитекторы, дизайнеры, урбанисты. Есть стартапы, которые занимаются клининговыми услугами, курсами программирования. В общем, все те, кто зарабатывают деньги и строят бизнес умом и творчеством».

Данияр:

«Для нас важно, чтобы они делали не то, что делают все подряд, а создавали что-то инновационное, то, что в перспективе может стать экспортным продуктом. Допустим, если приходит стандартное агентство недвижимости, это неинтересно, в этом нет никакой инновации, мы им отказываем. Иногда такой подход портит отношения с некоторыми людьми и даже стоит нам денег, но мы хотим, чтобы комьюнити состоял из бизнесов, которые друг друга удивляют.

Наш самый главный продукт — комьюнити

Когда начались проблемы с нашим первым коворкингом, мы боялись, что арендаторы разочаруются и не захотят с нами больше работать. Мы были очень тронуты их поддержкой и готовностью последовать за нами в новое место.

Конечно, этот случай нас сильно подрубил: мы полгода работали над тем, чтобы сделать из заброшенного детского сада сказку, и вдруг нам пришлось все это оставить. Но благодаря этому кейсу мы поняли — мы предлагаем не квадратные метры или рабочие места, наш самый главный продукт — комьюнити».


Будучи противниками скучных корпоративных подходов во всем, основатели ololo решили не использовать привычные термины для обозначения занимаемых ими позиций. Так, Данияр Аманалиев стал Бизнес-дирижерем ololo, Айнура Аманалиева — Getting Things Done Genius, а должность Атая Садыбакасова — Атай.


 

ololoOsh

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЭРКИНДИК

Айнура:

«Однажды мы решили поспорить с друзьями-музыкантами, кто за час заработает больше денег, играя на бульваре: гитарист, комузист или барабанщик.

На комузе играл Аскат — очень классный профессиональный музыкант. Но он собрал около 200 сомов, потому что на открытом пространстве звук комуза растворялся и его практически не было слышно. Никита, гитарист, подготовился: подключил усилитель, взял с собой помощника, притворился иностранцем. Он собрал 900 сомов. А с барабанами вышло забавно: группа Tendo только выставили инструменты, не успев начать игру, а люди уже стали подкидывать деньги. Это было целое шоу, и в итоге барабаны выиграли, собрав 2000 сомов. На собранные деньги мы помогли с перевозкой фортепиано для одной девочки, которая всегда мечтала играть.

Тогда был потрясающий отклик, и мы подумали: почему бы не попробовать сделать Бишкек городом уличных музыкантов? Так появилась идея флешмоба: человек идет вниз по бульвару Эркиндик и везде, на каждом участке, слышит самую разную музыку. Поэтому проект был назван «Музыкальный Эркиндик». А второй смысл названия в том, что Эркиндик — это свобода.

Одна девушка как-то написала нам на фейсбук про диалог со своей двухлетней дочкой:

— «Рахмат» по-кыргызски значит «спасибо».
— Мама, а «Эркиндик» по-кыргызски значит «музыка».

Разве это не круто?» 

Данияр:

«Сейчас флешмоб проходит в последнюю субботу каждого месяца. Уже провели 25 мероприятий. Каждый раз это просто клич на фейсбуке. Музыканты записываются, мы планируем места и размещаем их в зависимости от инструмента и оборудования, чтобы они друг другу не мешали. Потом собираем волонтеров, и они помогают нам с логистикой. Обычно участвует 15–20 музыкантов, они растягиваются на 5 кварталов: от железнодорожного вокзала до Дубового парка.

С самого начала целью было сделать флешмоб без каких-либо ресурсов. Вся реклама только через посты на фейсбуке, мы не использовали никакого платного продвижения. Еще один важный принцип заключается в том, чтобы флешмоб не зависел от нас. Каждый раз мы назначаем нового организатора, поэтому, если завтра нас всех не станет, или мы решим этим больше не заниматься, есть люди, которые смогут организовать «Музыкальный Эркиндик» самостоятельно.

А наша большая мечта — чтобы сам Бишкек стал городом уличных музыкантов, и тогда «Музыкальный Эркиндик» перестанет быть инициированной необходимостью». 

СВОБОДА

Данияр:

«Один раз нам позвонил замначальника из районной администрации и очень агрессивно утверждал, что мы должны получить разрешение на проведение фестиваля, иначе ничего не состоится. Это был мелкий чиновник, который хотел продемонстрировать безграничную власть. 

Мы прекрасно знаем, что в Кыргызстане по закону о мирных собраниях вообще никаких разрешений нам не требуется. Это некоммерческое неполитическое мероприятие: просто одни горожане играют для других. Я сказал ему, что мы не будем получать никаких разрешений, это наш город, мы имеем право играть и слушать музыку, а если он хочет сказать, что это запрещено, он должен ссылаться на закон. Он, конечно, ни на что не ссылался. 

Здорово, что у нас сильное гражданское общество. Мы написали пост на Facebook, и СМИ стали бомбардировать этого чиновника, тот быстро пошел на попятную, начал говорить, что ничего нам не будет, просто было бы хорошо, если бы мы его уведомили. Именно в тот раз общественный резонанс был такой, что в итоге прошел самый классный «Музыкальный Эркиндик» за всю историю флешмоба. Музыканты посчитали своим долгом выйти и сыграть именно в этот день. Многие горожане принципиально пришли и высказывали слова поддержки музыкантам. Иногда для того, чтобы люди по-настоящему оценили свободу, нужно, чтобы они ощутили, что ее могут отнять. 

Пора конвертировать свободу в экономический актив

То, что мы делаем сейчас — это очень долгосрочно. Наши услуги для креативного класса — для людей, которые зарабатывают мозгами, которые ценят внутреннюю энергию. И таких людей сейчас мало. Но мы предвидим, что их количество будет очень сильно расти. Мы не единственные, и у нас нет цели быть единственными. Мы хотим выступить раздражителем: для кого-то — светочем, для кого-то — примером, для кого-то — вообще ненавистным объектом, который они захотят стереть с лица земли, создав что-то лучшее. И это прекрасно. Нам нужно, чтобы появлялось много частного, свободного, независимого. Кыргызстан — самая свободная страна в Центральной Азии, нам пора конвертировать эту свободу в экономический актив. Лучший способ это сделать — креативная экономика. Мы тут всегда умели хорошо создавать что-то большое из ничего».

Айнура:

«Мне кажется, из-за того, что по сравнению с другими столицами Бишкек такой маленький, он очень гибкий и быстро реагирует на какие-то вещи. Мы активные. Мне это очень нравится. Это то ценное, что отличает наш город».

Опубликовано: 25 ноября, 2019 год